Знакомствог гоголя и пушкина

Дружба с Пушкиным. Гоголь без глянца

Чем ближе подходил он к квартире Пушкина, тем более овладевала им я стал расспрашивать Якима о времени знакомства Гоголя с Пушкиным. По. A.C. Пушкин и Н.В. Гоголь. Два гения русской литературы. С первых же дней знакомства Пушкин стал пристально следить за. Прим.] Гоголь, движимый потребностью видеть Пушкина, который В. И. Шенрока, знакомство произошло следующим образом: «Однажды летом.

Сейчас остановлюсь лишь на последних месяцах этих взаимоотношений. Следовательно, это могло быть до конца апреля.

Утверждение Нащокина пытались различным образом прокорректировать М. Цявловский в примечаниях к приведенному рассказу: Но напрашивается гораздо более простое и логичное объяснение: Нет сомнения, что и к Пушкину он обращался с соответствующей просьбой. А с Павлом Нащокиным приходилось быть особенно осторожным, так как он, типичный москвич, отличался замечательной общительностью; через него шли нити к московским друзьям Гоголя: Но это решение привело к недоразумениям и нежелательным для Пушкина последствиям.

Одни читатели, далекие от литературных дел, просто приписали статью Пушкину 11 ; другие, более осторожные, не называя автора, приняли статью за безусловное выражение точки зрения издателя.

Булгарину, совсем не по душе. В контексте этого обвинения прозвучало и имя Гоголя: В обзоре Булгарина между прочим указывалось и на грамматические огрехи, содержавшиеся в гоголевской статье согласование слов, орфографиячто едва ли льстило Пушкину как ее гипотетическому автору.

Говорилось и о фактических ошибках, принимать которые на свой счет Пушкину, стремившемуся к точности, также было не очень приятно.

Поэтому после выхода журнала Пушкин не раз сталкивался с необходимостью смягчать или даже дистанцироваться от гоголевских суждений. О разговоре Пушкина с Погодиным уже говорилось.

А затем Пушкин предпринял аналогичные шаги на страницах самого журнала. От своего же имени Пушкин лишь прокорректировал оценку статьи Гоголя не раскрывая, впрочем, его авторства: Ради этого вывода и затеяна вся история с письмом.

Ему важно не столько поставить точки над i, сколько создать впечатление открытости и широты программы журнала, нескованности перспективы, отсутствия всякой предвзятости. С той же целью Пушкин, говоря современным языком, деидеологизирует некоторые гоголевские суждения. На один из примеров Анненков ссылается как живой свидетель: Я сказал, что интрига у него почти одинакова и пружины схожи между.

Обращает на себя внимание ряд хронологических совпадений. В той же книжке, по предложению Пушкина, была опубликована статья В. Пушкин корректирует гоголевские критические оценки, дистанцируется от них и в то же время продолжает защищать, и поддерживать, и печатать его произведения.

Анненков останавливается еще на одном обстоятельстве, которое могло осложнить взаимоотношения двух писателей. Однако ж в кругу своих домашних Пушкин говорил, смеясь: Но это совсем не так: А контекст этот полемический, направленный против незадолго перед тем вышедшей книги П. Гоголь, тонкий лицедей и расчетливый психолог, всегда умевший настроиться на тон собеседника, в переписке с Пушкиным осторожен и демонстративно деловит.

Особенно наглядно эти черты выступают в сравнении с его письмами к Жуковскому. В них Гоголь не стесняется в восторженных выражениях, достигая подчас высот одухотворенной патетики.

Тематика переписки Гоголя и Пушкина в основном не выходит за пределы литературно-деловой сферы. Естественно, что Гоголь в письмах к друзьям этого периода A. Прокоповичу выражается намного полнее и откровеннее. То же самое можно сказать и о Пушкине, который в письмах к П-В. Вяземскому говорит не только на другие темы, но и другим языком.

Однако это нельзя считать доказательством поверхностности или формальности отношений между писателями. Аксаковым эпистолярному наследию писателя: Гоголевский образ Пушкина собственный, внутренний, непубличный обладает стабильным содержанием и несомненным единством, чему есть достаточно подтверждений в письмах, и особенно письмах го года, и что делает возможным и необходимым анализ этого образа с точки зрения семантической наполненности и функциональной значимости.

Для достижения этой цели в диссертационной работе факты обращения к имени Пушкина в переписке Гоголя рассматриваются в двух аспектах. Во-первых, диахронно, с анализом изменения контекста, роли и характера обращений к образу Пушкина с течением времени. Во-вторых, диалогически, с учетом своеобразия личностей гоголевских адресатов и его с ними отношений.

Наблюдение над развитием гоголевского эпистолярного образа Пушкина во времени дает возможность сформулировать следующие выводы: Основной характерологической чертой образа Пушкина в переписке Гоголя на всем ее протяжении является абсолютный литературный авторитет поэта.

История становления и трансформации пушкинского образа в переписке Гоголя может быть описана в границах трех периодов. В первый период — — гг. Второй период — — гг. Третий период становления пушкинского образа - - гг.

Он пребывает на незыблемой высоте, достигнутой в переписке конца х годов. К нравственно эталонному образу Пушкина апеллирует Гоголь при необходимости поддержать знакомого, попавшего в трудное положение П. Нащокину, 20 июля г. Аксакову, 28 августа г. Едва заметное расхождение переосмысляемой литературной роли поэта и канонизированного человеческого облика в эпистолярном образе Пушкина х годов может быть объяснено изменением гоголевских взглядов на место литературы в мире, обретением иных жизненных ориентиров и пересмотром с новых позиций собственного художественного и человеческого пути.

Место Пушкина в литературе осталось незыблемым, но роль литературы в мировоззрении Гоголя подверглась значительному пересмотру, что выразилось, в конечном итоге, и в некоторой трансформации гоголевского образа поэта. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием номера тома римским, а номера страницы арабскими цифрами. Другой ракурс исследования диктует необходимость обращения к анализу гоголевской переписки, учитывающему своеобразие отношений писателя с непосредственными адресатами его писем.

По эпистолярным диалогам Гоголя можно проследить существование отчетливых граней, участвующих в формировании образа Пушкина. Очерчивая круг лиц, которым адресуется гоголевский эпистолярный образ Пушкина, следует назвать имена В. Характер обращения к имени Пушкина и его оценка в зависимости от адресата письма у Гоголя ощутимо различаются. Первостепенное влияние на это оказывает своеобразие личных отношений, развивавшихся у Гоголя с каждым конкретным корреспондентом.

Однако во всех эпистолярных диалогах Гоголем в большей или меньшей степени проводится мысль об абсолютном, неоспоримом авторитете Пушкина как литератора. Именно эта идея лежит в основании гоголевского эпистолярного образа Пушкина, менявшегося с течением времени и в зависимости от адресата, но неизменно сохранявшего внутреннее идеологическое и эмоциональное единство.

Дружба с Пушкиным

Второй раздел первой главы диссертации посвящен анализу взаимных отзывов Пушкина и Гоголя на страницах литературной критики, публицистики и художественной прозы. Совершенно иную, более сложную, менявшуюся с течением времени и неоднозначную ситуацию демонстрирует образ Пушкина в гоголевском литературно-критическом и художественном наследии. Объем обращений к имени Пушкина в гоголевском художественно-критическом творчестве, так же как и в случае с перепиской, намного превышает аналогичный объем у Пушкина.

Пушкинские и гоголевские свидетельства обладают различной достоверностью. В то время как исторические факты и эстетические оценки, сообщенные Пушкиным, были приняты с абсолютным доверием, едва ли не все гоголевские воспоминания о Пушкине были оспорены в исследовательской литературе.

Упоминания Пушкина в гоголевском художественном творчестве относятся к годам. Все они демонстрируют один законченный и лаконичный образ литературной знаменитости, поэта, чье имя увенчивает собой российскую изящную словесность. Гоголевская литературная критика и публицистика по сравнению с художественным творчеством представляет несравнимо больше возможностей для анализа эволюции образа Пушкина.

В гоголевской публицистике середины х годов — совершенно особом эстетическом явлении, соединяющем в себе черты как собственно публицистики, так и литературной критики, а так же автобиографической и просто художественной прозы, — имя Пушкина по частоте употребления занимает одно из первых мест. Его имя, рассеянное по тексту книги, выступает сразу в нескольких функциях и выполняет целый набор идейно значимых ролей.

Обращаясь к имени поэта, Гоголь цитирует его либо как автора художественных произведений, либо как живого человека, чьим поступкам и словам сам он был свидетелем. Учитывая, что книга создавалась через 10 лет после описываемых событий, такая буквальность вызывает некоторые сомнения в мемуарной достоверности гоголевских рассказов.

И, наконец, судьба Пушкина и роль его в русской культуре служат для Гоголя постоянными примерами, иллюстрирующими характерные особенности русской жизни. Предельная важность темы требует соразмерных средств. Ближе к концу главы Гоголь наделяет Пушкина исключительными, почти мистическими, качествами.

Здесь же предлагается масштаб доверия к поэту, как минимум, выводящий его из ряда простых смертных: По мысли писателя, влияние Пушкина было позитивным на прошедшем этапе становления русской литературы, но стало вредным для дальнейшего ее развития в свете новых целей, которые, как считает писатель, поставила окружающая действительность. В разговоре о творчестве Жуковского и Языкова именно пушкинские характеристики используются Гоголем для выявления художественного своеобразия стиля поэтов.

Из всего массива источников пушкинско-гоголевских взаимоотношений гоголевское. Последний параграф первой главы посвящен рассмотрению мемуарной картины взаимоотношений Пушкина и Гоголя. Критерием отбора источников было либо личное знакомство мемуариста с писателями, либо ценность несомненного факта, которому мемуарист был свидетелем. В ходе работы отсекались свидетельства, передаваемые с чужих слов или повторяющие опубликованные ранее и выражающие общераспространенную точку зрения.

В разделе приводятся и анализируются воспоминания Е. Эта черта роднит воспоминания с исследованиями пушкинско-гоголевских отношений, начавшими появляться примерно в то же время, что и произведения мемуарного жанра, и говорит об условности разделительной грани между.

Н.В. Гоголь и A.C. Пушкин. Роль Пушкина в творческой судьбе Гоголя | Доклады по литературе 6 класс

Обращаясь в целом к корпусу воспоминаний, посвященных фактам общения Пушкина и Гоголя, нужно отметить, что в них, в силу их диалогической заостренности и амбивалентности, определены достаточно широкие рамки для возможных интерпретаций характера общения двух литераторов.

Мемуары о пушкинско-гоголевских отношениях, взятые вместе, представляют возможность для разновекггорного истолкования содержащихся в них фактов. Реализация этого диалогического потенциала и составила основной материал для исследовательской полемики, более чем вековая история которой восстанавливается во второй главе диссертации. Первым интерпретатором характера писательских контактов выступил биограф Гоголя П.

Книги Кулиша о Гоголе были приняты читающей публикой с огромным энтузиазмом5, а их автор на долгое время задал тон трактовке биографии писателя. Работы первого гоголевского биографа создали восторженно-благостную картину дружбы и сотрудничества двух писателей, определившую базис наиболее популярной тенденции истолкования характера общения Пушкина и Гоголя.

В характеристике отношений писателей Кулиш идет намного дальше подавляющего большинства своих последователей: Взгляд Кулиша на писательские взаимоотношения был несколько скорректирован выпущенными в году П.

Чернышевского, в трактовке пушкинско-гоголевского вопроса опираясь на Кулиша, утверждают дружескую близость писателей и в то же время содержат мотивы для развития конфликтной теории.

С одной 3 См. Записки о жизни Н. Материалы для биографии A. Еще больше в этом направлении сделали статьи главного оппонента Чернышевского A. Критик не касается собственно личностных отношений между Пушкиным и Гоголем, однако, как и в случае с Чернышевским, столь яркое и однозначное противопоставление творческих систем писателей, укорененное в общественном сознании, рано или поздно не могло не сказаться на концепциях биографических исследований.

Из литературных критиков, продолживших дружининскую линию противопоставления пушкинского и гоголевского художественных миров, наибольшее звучание получили работы В. Розанова, страстно проповедовавшего разделение двух начал русской литературы: Первым к исследованию пушкинско-гоголевских отношений с научных позиций подошел академик Н. Речь Тихонравова отличалась от предшествовавших работ критиков и мемуаристов прежде всего тщательностью и осторожностью в выборе формулировок.

Гоголь и А. С. Пушкин. Переписка Н. В. Гоголя. В двух томах

Однако, не создавая красочных картин дружбы между писателями, Тихонравов тем не менее оставался в русле панегирической трактовки Кулиша и осмыслял взаимоотношения Пушкина и Гоголя в традиционных формулах учительства и преемничества. Саводник - исследователи пушкинско-гоголевских взаимоотношений, работавшие в академической традиции, — продолжили линшо осторожной поддержки концепции дружбы, начатую Н. С началом XX века в литературной науке стартовал процесс переосмысления взаимоотношений Пушкина и Гоголя.

Его катализатором, несомненно, против воли автора, выступила монография В.

ВCКРЫТИЕ СКЛЕПА Пушкина А.С. Шокирующие Открытия! / the TOMB as Pushkin Shocking Discovery!

Пересмотр классической традиции в объяснении природы взаимоотношений писателей, начатый Б Л. Лукьяновским, продолжился в работе A. Статьи, исследования о русской классической литературе.

Работа Гиппиуса зафиксировала некую объективную высоту, ориентируясь на которую, можно было бы продолжить исследование пушкинско-гоголевских контактов на новом фактическом и методологическом уровне. Однако история сложилась. На долгие годы возникла пауза в собственно научном исследовании пушкинско-гоголевского вопроса. Взятая на буксир пропагандисткой машиной советского государства, литературная наука снова вернулась к идеологеме XIX века и принялась утверждать нерушимую дружбу двух русских классиков.

К началу второй половины XX века всеобщее распространение получила тенденция максимального сближения писателей, наиболее полно и одиозно выраженная в книге В. Та же тенденция нашла отражение в работах Д. Подспудно утверждению советского литературного мифа в науке шла и некоторая корректировка этой однозначной и приторно благостной картины общения писателей. Громадный и, пожалуй, неоцененный в полной мере прорыв в исследовании пушкинско-гоголевских взаимоотношений совершил В.

Чем дальше от х годов, тем сильнее в исследовательской литературе нарастало стремление к пересмотру идеологизированного 14 Гиппиус В.

В году И. В своем опубликованном в году исследовании литературовед подверг резкой критике новую биографию Гоголя, споря с ее автором как по фактическим основаниям, так и о вопросах методологии. После общественно-политических изменений х - х годов начался процесс пересмотра советского литературного канона, нахлынула, говоря словами Ю. Для новой культурной реальности более актуальными категориями стали не дружба и сотрудничество, а противостояние и конфликт.

Черты новой пушкинско-гоголевской мифологемы в полной мере отразила статья Ю. Во имя деконструкции советского мифа исследователь идет на широкие обобщения и смелые интерпретации. Однако работа нижегородской исследовательницы, также не лишенная некоторой тенденциозности, разительно отличается от статьи Ю. Дружникова своей научной тщательностью. В, Пушкин и Гоголь в году: С Пушкиным на дружеской ноге. Выбранные места из мифов о Пушкине. Научная объективность и стремление к психологически точной мотивировке биографии Гоголя отличают работы Ю.

Манна подводит итог исследованию пушкинско-гоголевских отношений, достигнутый литературной наукой к началу XXI века. Также как в свое время работа В.

  • Пушкин и Гоголь
  • Гоголь и А. С. Пушкин
  • Н.В. Гоголь и A.C. Пушкин. Роль Пушкина в творческой судьбе Гоголя

Гиппиуса, новая биография Гоголя, аккумулируя достижения двух полемизирующих тенденций, выводит исследовательский диалог о биографических контактах писателей на качественно новый уровень. К настоящему времени диалог литературоведческих версий о пушкинско-гоголевских отношениях совершил два полных круга своего развития. Александр Сергеевич услышав о посещении Гоголя, поднялся, надел халат, выйдя в прихожую, приветствовал молодого писателя.

Али какой другой интерес у вас имеется, помимо писания? Гоголь с восторгом глядел на Пушкина. Пушкин обнял за плечи Гоголя и повёл его наверх. Следом за писателями прошёл Никита, принёс графин с водой и стакан - Барин, может огуречного или свекольного рассолу, мне то завсегда помогает, ежели схвачу лишнего. Затем Александр Сергеевич присел к столу, взял в руки листок, размашисто исписанный и обратившись к Гоголю произнес.

С тобой мне вновь считаться довелось, Певец любви то резвый, то унылый; Играешь ты на лире очень мило, Играешь ты довольно плохо в штос. Пятьсот рублей, проигранных тобою, Судьба моя сходна с твоей судьбою; Гоголь захлопал и радостно присел рядом на стул.