Твой знакомый почерк ялт

«…Зовёт Сибирь в свои просторы»

твой знакомый почерк ялт

Опять кружится вьюга и за окном зима Вернись ко мне, мой милый, я жду тебя всегда, А дочка всё не верит и папу вечно ждёт, Когда Письма издалека, помню я твой знакомый почерк. . Ялта, август и мы с тобою влюблены. Яхта. В Ялте и Алуште из-за нехватки земли людей хоронят в руслах рек . Проникать в чужую психологию по почерку Ольгу Гертман никто не учил. в детских фотографиях черты знакомого человека, давным-давно . Когда говорят: «Я на твой почерк смотреть не могу» – это значит, что не. как говорит Дроздова. Хвастала, что в дороге ее кормили знакомые, за извощика не платила и т.п. СПб — Ялта] Мне было очень приятно получить и читать твое бодрое письмо, дорогая Маша, даже почерк у тебя стал крепче.

Если ты будешь двигаться, как собранный и уверенный в себе человек, это не замедлит сказаться и на внутреннем ощущении. Так же и с почерком. Ольга проделала на себе опыт: И почувствовала себя увереннее.

твой знакомый почерк ялт

Легко и органично находит контакт с младшими по возрасту. Умеет казаться проще, чем. Вполне мог бы заниматься творческой деятельностью. Это человек с хорошим самоконтролем и большим напряжением внутри. Тревожный, ранимый, склонный к перепадам настроения. Его может тянуть к сильным женщинам. Возможно, это связано с поздним взрослением. Хорошо знает, что такое внутренний бунт. Остро переживает поражения, но его общая жизненная установка очень конструктивная. Обладает прекрасной памятью, помнит случайно сказанные вещи, эмоциональные подробности однажды пережитой ситуации.

У него узкий, стабильный круг привязанностей, которым он дорожит. Нравится женщинам, эмоционально концентрируется на собеседнике, не подминает его под. Склонен к рефлексии, самоанализу, созерцательности.

Еще древние греки замечали, что характер человека влияет на его почерк. Но в те давние времена письменность еще не была распространена. Точно так же существует цельное восприятие человека. Его движения, мимика, интонации создают общее впечатление о.

Манера письма — это индивидуальная система движения личности с устойчивыми признаками, которые безошибочно свидетельствуют: Мы без особого труда узнаем в детских фотографиях черты знакомого человека, давным-давно выросшего из пеленок. И нос, и уши, и глаза, и подбородок — то же лицо, только состаренное временем. Трудно интерпретировать почерк малограмотных людей, но у них есть другие способы для выражения. Распознать по манере письма натуру немца или американца сможет только их соотечественник, потому что в каждой стране — своя культура, в том числе и графическая.

На почерк влияют многие моменты, например прописи, по которым человек учился писать. Все когда-то выводили одинаковые палочки, но буквы из них получились разные.

Словно вкус пирогов, испеченных разными хозяйками по одному рецепту. Под этим термином Ольга понимает варианты написания тех или иных букв, которые не прививают в школе, но люди определенной культуры перенимают их друг у друга. Эти достаточно устойчивые признаки помогают палеографам датировать рукописи.

Когда человек, обучавшийся прописи, которая предполагает вытянутое, узкое письмо с левым наклоном, начинает писать в стране, где пропись стоячая и округлая, как во Франции или в Венгрии, он сразу выдает свое происхождение.

Почерк, по словам Ольги Гертман, можно сравнить с языком. Любая речь строится на основе правил, но, тем не менее, обладает массой индивидуальных особенностей, включая тембр голоса, артикуляцию, выбор слов и характерных стилистических оборотов, по которым человека можно идентифицировать и характеризовать. С почерком происходит то же. Размер, наклон, нажим — все эти признаки в той или иной степени присущи любому почерку.

Каждому из них графологи приписывают ряд значений. Вслед за общими признаками рассматриваются отдельные буквы, которые, словно симптомы, выдают штрихи психологического портрета. Правда, разные графологи допускают порой диаметрально противоположные трактовки. Чувствует себя значительно моложе. Несмотря на эффектное владение мужской ролью, несколько женственный в своем мировосприятии, то есть у него очень тонкая, детально развитая эмоциональная сфера.

Он даже немного сентиментален, хотя может не показывать.

бесконечнаялюбовь в Инстаграм новые фото в instagram каждый день

В подчиненном положении находиться не привык, давить на него бесполезно. Жесткий, самоуверенный, но с критическим мышлением. Большой артист, может производить любое впечатление. Будучи человеком страстным, ведет себя очень сдержанно и осторожно. Он сильно привязывается к людям, умеет сочувствовать, но в экстремальной ситуации может через многое переступить.

Готов быть бесстрастным, даже железным, когда надо преодолевать препятствия. У него очень хорошая память всех видов.

твой знакомый почерк ялт

В этом человеке оптимальное сочетание контактности и закрытости, приватная часть его жизни отделена от публичной хорошо построенной стеной. Моргенштерн, живший на рубеже XIX — XX веков, считающийся на Западе корифеем психографологического анализа, посвятил описанию нескольких сотен почерков целый труд. Руководствуясь рядом признаков, он раскрывал не только психические, но и физические возможности человека.

Онанисты и морфинисты отличаются бледным почерком и неаккуратными строками. По почерку Моргенштерн определял профессию, внешность, физические дефекты. Именно манера письма была для него одним из главных средств включения в человека. Но, вероятно, не только. Однажды германская полиция обратилась к знаменитому психографологу с просьбой дать заключение по записке, оставленной преступником.

При внимательном рассмотрении исследователь понял, что у писавшего была отрублена половина среднего пальца на правой руке. Преступника отыскали и изобличили по этой примете. В отличие от других графологов Ольга никогда не прибегает ни к измерениям, ни к экспериментам. Она непосредственно воспринимает и интерпретирует почерк. Для нее важна вся структура текста, а не только отдельные слова и тем более буквы.

Хотя внутри этой системы написание отдельных букв может сказать о человеке почти. Было время, когда Ольга предпринимала попытки составить своего рода словарь, пока не поняла, что это невозможно.

Как пересказать личное восприятие? Каждый признак — будь то нажим, наклон или петелька — важен именно в контексте, а контекст — образец почерка в целом Каким зрением она пользуется? Не все можно перевести на рациональный язык Писал он в возбужденном состоянии или спокойном, удрученном или веселом — неважно, все равно это почерк одного и того же лица.

Когда человек возбужден, он пишет размашисто, с нажимом, но устойчивые признаки его почерка сохраняются: Если у женщины мужская манера письма, скорее всего, и характер таков. Как правило, мужской почерк мельче, не слишком аккуратен, лишен украшений типа петелек и завитушек.

Женщины чаще пишут крупными, округлыми буквами. Любопытно, что у восточных мужчин нередко встречается женский почерк — стройный, красивый, крупный. Если человек всю жизнь воспроизводит прописную схему, как в школе учили, значит, он несамостоятелен. Женни Рейтер, очень требовательная музыкантша, всегда охотно ему аккомпанировала. Впрочем, говорили, что Васючок за нею ухаживает. В углу на кушетке Анна отчаянно кокетничала с гусаром.

Вера подошла и с улыбкой прислушалась. Но посмотрите только на наш труд. Вот теперь мы только что покончили с лотереей-аллегри. Вы думаете, это было легко? Толпа, накурено, какие-то дворники, извозчики, я не знаю, как их там зовут И все пристают с жалобами, с какими-то обидами И целый, целый день на ногах. А впереди еще предстоит концерт в пользу недостаточных интеллигентных тружениц, а там еще белый бал Понимаете, приют для порочных детей Это, должно быть, что-нибудь очень смешное?

Но вы понимаете, в чем наше несчастие? Мы хотим приютить этих несчастных детей с душами, полными наследственных пороков и дурных примеров, хотим обогреть их, обласкать Хоть премию предлагай за каждого доставленного порочного ребенка.

Честное слово, более порочного ребенка вы нигде не отыщете. Князь Василий Львович, сидя за большим круглым столом, показывал своей сестре, Аносову и шурину домашний юмористический альбом с собственноручными рисунками. Все четверо смеялись от души, и это понемногу перетянуло сюда гостей, не занятых картами.

Альбом служил как бы дополнением, иллюстрацией к сатирическим рассказам князя Василия. Со своим непоколебимым спокойствием он показывал, например: На листке альбома красовалась умышленно по-детски нарисованная фигура девочки, с лицом в профиль, но с двумя глазами, с ломаными черточками, торчащими вместо ног из-под юбки, с растопыренными пальцами разведенных рук.

Кавалерийский юнкер подносит девице Лиме на коленях стихотворение собственного изделия. Там есть поистине жемчужной красоты строки: Твоя прекрасная нога - Явленье страсти неземной! Вот и подлинное изображение ноги. А здесь юнкер склоняет невинную Лиму к побегу из родительского дома. Юнкер малодушно сваливает всю беду на кроткую Лиму. Ты там все пудрилась, час лишний провороня, И вот за нами вслед ужасная погоня Как хочешь с ней разделывайся ты, А я бегу в кусты.

После истории девицы Лимы следовала новая повесть: Свежая новость книжного рынка. Вера тихо дотронулась до его плеча.

Но Василий Львович или не расслышал ее слов, или не придал им настоящего значения. В один прекрасный майский день одна девица, по имени Вера, получает по почте письмо с целующимися голубками на заголовке.

Вот письмо, а вот и голуби. Письмо содержит в себе пылкое признание в любви, написанное вопреки всем правилам орфографии. Твой взгляд, как ядовитый змей, впился в мою истерзанную душу" и так далее. В конце скромная подпись: Подписываюсь только начальными буквами: Прошу отвечать мне в почтамт, посте рестанте" [до востребования искаж.

Здесь вы, господа, можете видеть и портрет самого телеграфиста, очень удачно исполненный цветными карандашами. Сердце Веры пронзено вот сердце, вот стрела. Но, как благонравная и воспитанная девица, она показывает письмо почтенным родителям, а также своему другу детства и жениху, красивому молодому человеку Васе Шеину. Конечно, со временем здесь будут стихотворные объяснения к рисункам.

Вася Шеин, рыдая, возвращает Вере обручальное кольцо.

Женя Тополь - Листик из простой тетрадки, твой знакомый почерк Я.Л.Т... текст песни

Подумай, поразмысли, проверь и себя и. Дитя, ты не знаешь жизни и летишь, как мотылек на блестящий огонь. Знай, что телеграфисты увлекательны, но коварны. Для них доставляет неизъяснимое наслаждение обмануть своей гордой красотой и фальшивыми чувствами неопытную жертву и жестоко насмеяться над ней". В вихре жизненного вальса Вера позабывает своего поклонника и выходит замуж за красивого Васю, но телеграфист не забывает.

Вот он переодевается трубочистом и, вымазавшись сажей, проникает в будуар княгини Веры. Следы пяти пальцев и двух губ остались, как видите, повсюду: Вот он в одежде деревенской бабы поступает на нашу кухню простой судомойкой. Однако излишняя благосклонность повара Луки заставляет его обратиться в бегство. Вот он в сумасшедшем доме.

А вот постригся в монахи. Но каждый день неуклонно посылает он Вере страстные письма. И там, где падают на бумагу его слезы, там чернила расплываются кляксами.

Долгий осенний закат догорел. Погасла последняя багровая, узенькая, как щель, полоска, рдевшая на самом краю горизонта, между сизой тучей и землей. Уже не стало видно ни земли, ни деревьев, ни неба. Только над головой большие звезды дрожали своими ресницами среди черной ночи, да голубой луч от маяка подымался прямо вверх тонким столбом и точно расплескивался там о небесный купол жидким, туманным, светлым кругом.

Ночные бабочки бились о стеклянные колпаки свечей. Звездчатые цветы белого табака в палисаднике запахли острее из темноты и прохлады. Спешников, вице-губернатор и полковник Понамарев давно уже уехали, обещав прислать лошадей обратно со станции трамвая за комендантом. Оставшиеся гости сидели на террасе.

Генерала Аносова, несмотря на его протесты, сестры заставили надеть пальто и укутали его ноги теплым пледом. Перед ним стояла бутылка его любимого красного вина Pommard, рядом с ним по обеим сторонам сидели Вера и Анна.

Они заботливо ухаживали за генералом, наполняли тяжелым, густым вином его тонкий стакан, придвигали ему спички, нарезали сыр и так далее. Старый комендант хмурился от блаженства. Вот и мне уж пора собираться. Только что настали красные денечки. Тут бы жить да жить на берегу моря, в тишине, спокойненько А что говорить, хорошо бы было! Ты посмотри только, как розы-то пахнут А летом в жары ни один цветок не пахнул, только белая акация Вера вынула из вазочки две маленькие розы, розовую и карминную, и вдела их в петлицу генеральского пальто.

Вот как-то иду я по улице. Вдруг повеял на меня сильный розовый запах, я остановился и увидал, что между двух солдат стоит прекрасный хрустальный флакон с розовым маслом. Они смазали уже им сапоги и также ружейные замки. Я дал им целковый, и они с удовольствием отдали мне. Масла уже оставалось не более половины, но, судя по его дороговизне, было еще, по крайней мере, на двадцать червонцев.

Солдаты, будучи довольны, добавили: Это был кофе; я сказал им: К счастию, опиуму они не наелись. Я видел в некоторых местах его лепешки, затоптанные в грязи. Ты не верь, пожалуйста, тому, кто тебе скажет, что не боялся и что свист пуль для него самая сладкая музыка.

Это или псих, или хвастун. Только один весь от страха раскисает, а другой себя держит в руках. Но испугался я один раз чуть не до смерти. Они до сих пор слушали рассказы Аносова с тем же восторгом, как и в их раннем детстве. Анна даже невольно совсем по-детски расставила локти на столе и уложила подбородок на составленные пятки ладоней. Была какая-то уютная прелесть в его неторопливом и наивном повествовании. И самые обороты фраз, которыми он передавал свои военные воспоминания, принимали у него невольно странный, неуклюжий, несколько книжный характер.

Точно он рассказывал по какому-то милому, древнему стереотипу. Жили мы в землянке, вчетвером. Вот тут-то со мною и случилось страшное приключение.

твой знакомый почерк ялт

Однажды поутру, когда я встал с постели, представилось мне, что я не Яков, а Николай, и никак я не мог себя переуверить в.

Приметив, что у меня делается помрачение ума, закричал, чтобы подали мне воды, помочил голову, и рассудок мой воротился. Вот в этом же Букаресте был очень трогательный случай. Когда мы в него вступили, то жители встретили нас на городской площади с пушечною пальбою, от чего пострадало много окошек; но те, на которых поставлена была в стаканах вода, остались невредимы.

А почему я это узнал? Пришедши на отведенную мне квартиру, я увидел на окошке стоящую низенькую клеточку, на клеточке была большого размера хрустальная бутылка с прозрачной водой, в ней плавали золотые рыбки, и между ними сидела на примосточке канарейка. После сего сознался сам себе, что я очень недогадлив. Вошел я в дом и вижу прехорошенькую болгарочку. Я предъявил ей квитанцию на постой и кстати уж спросил, почему у них целы стекла после канонады, и она мне объяснила, что это от воды.

А также объяснила и про канарейку: Старик замолчал и осторожно потянул губами черное вино. Но только без слов. Однажды, во время танцев, вечером, при освещении месяца, я вошел в сенцы, куда скрылась и моя болгарочка. Увидев меня, она стала притворяться, что перебирает сухие лепестки роз, которые, надо сказать, тамошние жители собирают целыми мешками.

Но я обнял ее, прижал к своему сердцу и несколько раз поцеловал. С тех пор каждый раз, когда являлась луна на небе со звездами, спешил я к возлюбленной моей и все денные заботы на время забывал с нею. Когда же последовал наш поход из тех мест, мы дали друг другу клятву в вечной взаимной любви и простились навсегда.

Знаете, такой любовью, которая Сначала все было некогда: Казалось, конца не будет жизни, юности и здоровью. Ну, а теперь, Верочка, не держи меня. Перед тем как уходить, Вера подошла к мужу и сказала ему тихо: Анна с Бахтинским шли впереди, а сзади их, шагов на двадцать, комендант под руку с Верой. Ночь была так черна, что в первые минуты, пока глаза не притерпелись после света к темноте, приходилось ощупью ногами отыскивать дорогу.

Аносов, сохранивший, несмотря на годы, удивительную зоркость, должен был помогать своей спутнице. Время от времени он ласково поглаживал своей большой холодной рукой руку Веры, легко лежавшую на сгибе его рукава.

Либо шпионит, злорадствует и сплетничает, либо лезет устраивать чужое счастье, либо разводит словесный гуммиарабик насчет возвышенной любви. А я хочу сказать, что люди в наше время разучились любить. Не вижу настоящей любви. Да и в мое время не видел! Вы ведь сами были женаты. Вижу, сидит около меня свежая девчонка.

Опустит ресницы, длинные-длинные такие, и вся вдруг вспыхнет. И кожа на щеках нежная, шейка белая такая, невинная, и руки мяконькие, тепленькие.

А тут папа-мама ходят вокруг, за дверями подслушивают, глядят на тебя грустными такими, собачьими, преданными глазами. За чаем ножка тебя под столом как будто нечаянно тронет Поверьте, что это святое существо Ну, дай вам бог Смотри только береги это сокровище Мужа почему-то на людях называет Жаком.

Знаешь, этак в нос, с растяжкой, томно: Мотовка, актриса, неряха, жадная. И глаза всегда лживые-лживые Теперь все прошло, улеглось, утряслось. Я даже этому актеришке в душе благодарен Слава богу, что детей не было Первое время был как бешеный. Если бы тогда увидел их, конечно, убил бы обоих. А потом понемногу отошло и отошло, и ничего не осталось, кроме презрения. Избавил бог от лишнего пролития крови. И кроме того, избежал я общей участи большинства мужей.

Что бы я был такое, если бы не этот мерзкий случай? Вьючный верблюд, позорный потатчик, укрыватель, дойная корова, ширма, какая-то домашняя необходимая вещь Все к лучшему, Верочка. А вы свой несчастный опыт переносите на все человечество. Возьмите хоть нас с Васей. Разве можно назвать наш брак несчастливым? Аносов довольно долго молчал. Но вот в большинстве-то случаев почему люди женятся?

Стыдно оставаться в девушках, особенно когда подруги уже повыходили замуж. Тяжело быть лишним ртом в семье. Желание быть хозяйкой, главною в доме, дамой, самостоятельной К тому же потребность, прямо физическая потребность материнства, и чтобы начать вить свое гнездо.

твой знакомый почерк ялт

А у мужчины другие мотивы. Во-первых, усталость от холостой жизни, от беспорядка в комнатах, от трактирных обедов, от грязи, окурков, разорванного и разрозненного белья, от долгов, от бесцеремонных товарищей, и прочее и прочее. Во-вторых, чувствуешь, что семьей жить выгоднее, здоровее и экономнее.

В-четвертых, соблазн невинности, как в моем случае.

твой знакомый почерк ялт

Кроме того, бывают иногда и мысли о приданом. А где же любовь-то? Любовь бескорыстная, самоотверженная, не ждущая награды? Постой, постой, Вера, ты мне сейчас опять хочешь про твоего Васю? Право же, я его люблю. Почем знать, может быть, будущее и покажет его любовь в свете большой красоты. Но ты пойми, о какой любви я говорю. Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире!

Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться. Но один был продиктован глупостью, а другой Если хочешь, я расскажу. В одном полку нашей дивизии только не в нашем была жена полкового командира. Рожа, я тебе скажу, Верочка, преестественная. Костлявая, рыжая, длинная, худущая, ротастая Штукатурка с нее так и сыпалась, как со старого московского дома.

Но, понимаешь, этакая полковая Мессалина: И вот однажды, осенью, присылают к ним в полк новоиспеченного прапорщика, совсем желторотого воробья, только что из военного училища. Через месяц эта старая лошадь совсем овладела. Он паж, он слуга, он раб, он вечный кавалер ее в танцах, носит ее веер и платок, в одном мундирчике выскакивает на мороз звать ее лошадей. Ужасная это штука, когда свежий и чистый мальчишка положит свою первую любовь к ногам старой, опытной и властолюбивой развратницы.

К рождеству он ей уже надоел. Она вернулась к одной из своих прежних, испытанных пассий. А он не. Ходит за ней, как привидение. Измучился весь, исхудал, почернел. Ревновал он ее ужасно. Говорят, целые ночи простаивал под ее окнами. И вот однажды весной устроили они в полку какую-то маевку или пикник. Я и ее и его знал лично, но при этом происшествии не. Как и всегда в этих случаях, было много выпито. Обратно возвращались ночью пешком по полотну железной дороги. Вдруг навстречу им идет товарный поезд.

Идет очень медленно вверх, по довольно крутому подъему. И вот, только что паровозные огни поравнялись с компанией, она вдруг шепчет на ухо прапорщику: Он-то, говорят, верно рассчитал, как раз между передними и задними колесами: Но какой-то идиот вздумал его удерживать и отталкивать. Прапорщик как уцепился руками за рельсы, так ему обе кисти и оттяпало. Товарищи собрали ему кое-какие деньжонки на выезд. Оставаться-то в городе ему было неудобно: А другой случай был совсем жалкий.

И такая же женщина была, как и первая, только молодая и красивая. Очень и очень нехорошо себя вела. На что уж мы легко глядели на эти домашние романы, но даже и нас коробило.

Все знал, все видел и молчал. Друзья намекали ему, а он только руками отмахивался. Не мое дело, не мое дело Пусть только Леночка будет счастлива!. Под конец сошлась она накрепко с поручиком Вишняковым, субалтерном из ихней роты. А тут ваш полк двинули на войну. Наши дамы провожали нас, провожала и она, и, право, даже смотреть было совестно: На прощанье, когда мы уже уселись в вагоны и поезд тронулся, так она еще мужу вслед, бесстыдница, крикнула: Ты, может быть, думаешь, что этот капитан был какая-нибудь тряпка?

Он был храбрым солдатом. Под Зелеными Горами он шесть раз водил свою роту на турецкий редут, и у него от двухсот человек осталось только четырнадцать. Вот он был. Солдаты на него богу молились. Его Леночка ему велела! На ночлегах под дождем, в грязи, он укутывал его своей шинелью.

Ходил вместо него на саперные работы, а тот отлеживался в землянке или играл в штос. По ночам проверял за него сторожевые посты.

А это, заметь, Веруня, было в то время, когда башибузуки вырезывали наши пикеты так же просто, как ярославская баба на огороде срезает капустные кочни. Ей-богу, хотя и грех вспоминать, но все обрадовались, когда узнали, что Вишняков скончался в госпитале от тифа Я даже больше скажу: Но вовсе не она виновата в том, что любовь у людей приняла такие пошлые формы и снизошла просто до какого-то житейского удобства, до маленького развлечения.

Виноваты мужчины, в двадцать лет пресыщенные, с цыплячьими телами и заячьими душами, неспособные к сильным желаниям, к героическим поступкам, к нежности и обожанию перед любовью. Говорят, что раньше все это бывало. Я на днях читал историю Машеньки Леско и кавалера де Грие Веришь ли, слезами обливался Пройдет еще лет тридцать Помяни мое слово, что лет через тридцать женщины займут в мире неслыханную власть.

Они будут одеваться, как индийские идолы. Они будут попирать нас, мужчин, как презренных, низкопоклонных рабов. Их сумасбродные прихоти и капризы станут для нас мучительными законами. И все оттого, что мы целыми поколениями не умели преклоняться и благоговеть перед любовью.

Немного помолчав, он вдруг спросил: Что здесь правда и что выдумка, по его обычаю? Если тебе почему-либо неприятно Я с удовольствием расскажу. И она рассказала коменданту со всеми подробностями о каком-то безумце, который начал преследовать ее своею любовью еще за два года до ее замужества.

Она ни разу не видела его и не знает его фамилии. Он только писал ей и в письмах подписывался Г. Очевидно, он постоянно следил за ней, потому что в своих письмах весьма точно указывал, где она бывала на вечерах, в каком обществе и как была одета. Сначала письма его носили вульгарный и курьезно пылкий характер, хотя и были вполне целомудренны.

Но однажды Вера письменно кстати, не проболтайтесь, дедушка, об этом нашим: С тех пор он замолчал о любви и стал писать лишь изредка: Княгиня Вера рассказала также и о сегодняшней посылке и даже почти дословно передала странное письмо своего таинственного обожателя Видишь, впереди движутся фонари? В то же время сзади послышалось зычное рявканье автомобиля, и дорога, изрытая колесами, засияла белым ацетиленовым светом. Только дрожит и воняет, а радости никакой. Фриессе довез Веру Николаевну до ворот ее дачи и, быстро описав круг, исчез в темноте со своим ревущим и пыхтящим автомобилем.

бесконечнаялюбовь Инстаграм хештег

Княгиня Вера с неприятным чувством поднялась на террасу и вошла в дом. Она еще издали услышала громкий голос брата Николая и увидела его высокую, сухую фигуру, быстро сновавшую из угла в угол. Василий Львович сидел у ломберного стола и, низко наклонив свою стриженую большую светловолосую голову, чертил мелком по зеленому сукну. Еще Вера за тебя замуж не выходила, когда я уверял, что ты и Вера тешитесь ими, как ребятишки, видя в них только смешное Вот, кстати, и сама Вера Я нахожу эту переписку дерзкой и пошлой.

Вера покраснела при этих словах и села на диван в тень большой латании. Словом, я хочу только сказать, что его глупостям надо положить конец. Дело, по-моему, переходит за те границы, где можно смеяться и рисовать забавные рисуночки Но вы легко рискуете попасть в смешное положение.

Тогда, во-первых, Пе Пе Же может хвастаться своим знакомым или товарищам, что княгиня Вера Николаевна Шеина принимает его подарки, а во-вторых, первый же случай поощрит его к дальнейшим подвигам.

Но как это сделать? Ведь мы не знаем ни имени, ни фамилии, ни адреса. Кроме того, нам известно, что он где-то служит.

Зачем все эти признания, некстати.

Завтра же я беру городской указатель и отыскиваю чиновника или служащего с такими инициалами. Если почему-нибудь я его не найду, то просто-напросто позову полицейского сыскного агента и прикажу отыскать. На случай затруднения у меня будет в руках вот эта бумажка с его почерком. Одним словом, завтра к двум часам дня я буду знать в точности адрес и фамилию этого молодчика и даже часы, в которые он бывает дома. А раз я это узнаю, то мы не только завтра же возвратим ему его сокровище, а и примем меры, чтобы он уж больше никогда не напоминал нам о своем существовании.

Поеду к губернатору и попрошу Ты знаешь, каковы наши отношения Тут прямая опасность попасть в смешное положение. Поеду к жандармскому полковнику. Он мне приятель по клубу. Пусть-ка он вызовет этого Ромео и погрозит у него пальцем под носом. Знаешь, как он это делает? Приставит человеку палец к самому носу и рукой совсем не двигает, а только лишь один палец у него качается, и кричит: Мы все достаточно хорошо знаем наш город.

Все живут точно в стеклянных банках Лучше уж я сам пойду к этому Вручу ему браслет и прочитаю хорошую строгую нотацию. Предоставь мне с ним поговорить Едва на ногах держусь, а мне надо просмотреть два дела. А если бы он этого не сделал, то сделал бы. А в прежнее время я бы просто велел отвести его на конюшню и наказать розгами.

Завтра, Василий Львович, ты подожди меня в своей канцелярии, я сообщу тебе по телефону. Заплеванная лестница пахла мышами, кошками, керосином и стиркой. Перед шестым этажом князь Василий Львович остановился.

Ах, Коля, не следовало бы этого делать Они поднялись еще на два марша. На лестничной площадке было так темно, что Николай Николаевич должен был два раза зажигать спички, пока не разглядел номера квартиры.

На его звонок отворила дверь полная, седая, сероглазая женщина в очках, с немного согнутым вперед, видимо, от какой-то болезни, туловищем. Женщина тревожно забегала глазами от глаз одного мужчины к глазам другого и обратно. Приличная внешность обоих, должно быть, успокоила.

Булат-Тугановский постучал три раза коротко и решительно. Какой-то шорох послышался внутри. Он еще раз постучал. Комната была очень низка, но очень широка и длинна, почти квадратной формы. Два круглых окна, совсем похожих на пароходные иллюминаторы, еле-еле ее освещали. Да и вся она была похожа на кают-компанию грузового парохода. Лица хозяина сначала не было видно: Он был высок ростом, худощав, с длинными пушистыми, мягкими волосами. Он сделал по направлению к Тугановскому два шага с протянутой рукой.

Но в тот же момент, точно не замечая его приветствия, Николай Николаевич обернулся всем телом к Шеину. Худые, нервные пальцы Желткова забегали по борту коричневого короткого пиджачка, застегивая и расстегивая пуговицы. Наконец он с трудом произнес, указывая на диван и неловко кланяясь: Теперь он стал весь виден: И оба остались стоять. Дело, о котором мы будем иметь честь говорить с вами, одинаково касается и князя и меня, или, вернее, супруги князя, а моей сестры.

Желтков, совершенно растерявшись, опустился вдруг на диван и пролепетал омертвевшими губами: Но, должно быть, вспомнил, что уже безуспешно предлагал то же самое раньше, вскочил, подбежал к окну, теребя волосы, и вернулся обратно на прежнее место. И опять его дрожащие руки забегали, теребя пуговицы, щипля светлые рыжеватые усы, трогая без нужды лицо.

И я думаю, что мы договоримся. Ведь, если я не ошибаюсь, вы преследуете княгиню Веру Николаевну уже около семи-восьми лет? Но последним вашим поступком, именно присылкой этого вот самого гранатового браслета, вы переступили те границы, где кончается наше терпение.

Именно так вы сказали? Он положил руки в карманы, сел удобно в угол дивана, достал портсигар и спички и закурил. Вы меня извините, князь, что я сижу? Князь придвинул стул к столу и сел. Он, не отрываясь, глядел с недоумением и жадным, серьезным любопытством в лицо этого странного человека. Но у меня есть несколько слов для князя Василия Львовича. И, не обращая больше внимания на Тугановского, он сказал: И я должен, князь, говорить с вами вне всяких условностей Желтков в продолжение нескольких секунд ловил ртом воздух, точно задыхаясь, и вдруг покатился, как с обрыва.

Говорил он одними челюстями, губы у него были белые и не двигались, как у мертвого. Но семь лет безнадежной и вежливой любви дают мне право на. Я соглашаюсь, что вначале, когда Вера Николаевна была еще барышней, я писал ей глупые письма и даже ждал на них ответа. Я соглашаюсь с тем, что мой последний поступок, именно посылка браслета, была еще большей глупостью. Я знаю, что не в силах разлюбить ее никогда Выслать меня в другой город, как сказал Николай Николаевич?

Все равно и там так же я буду любить Веру Николаевну, как. Заключить меня в тюрьму? Но и там я найду способ дать ей знать о моем существовании.

Вы хотите, я приму ее в какой угодно форме. Но Желтков даже не поглядел на него, хотя и слышал его слова. Он обратился к князю Василию Львовичу и спросил: Я от вас не скрою, что пойду говорить по телефону с княгиней Верой Николаевной.

Уверяю вас, что все, что возможно будет вам передать, я передам. Когда Василий Львович и Тугановский остались вдвоем, то Николай Николаевич сразу набросился на своего шурина. Я тебя предупреждал, что всю деловую часть разговора я беру на .